Стартовать вместе с дизайн-мышлением: история LinkedIn’s Pulse

"Дизайн – мышление представляло относительно простой фреймворк, который помогал нам думать о том, как создавать продукты" - говорят двое индийских студентов из Стенфорда, которые разработали мобильное приложение за 90 миллионов долларов,

Мы встретились с Акшай Котари, одним из двух основателей Pulse, бизнес-ридер-приложения, которое было отлично представлено Стивом Джобсом на Apple Worldwide Developers Conference в 2010 году, а затем приобретено компанией LinkedIn за 90 миллионов долларов.

Акшай и его деловой партнер Анкит Гупта начали развивать Pulse в 2010 году, в то время, когда они были еще студентами Стэнфорда.

 

В 2009 году Акшай и Анкит присоединились к Launchpad, дизайн-курсу Стэнфорда для будущих предпринимателей. Курс использует дизайн-мышление, как способ применять эмпатию по отношению к пользователям во время наблюдений и проводить быстрые циклы тестирования ранних прототипов. За время курса они действительно начали понимать ценность дизайн-мышления, как способа исследовать новые возможности для бизнеса:

“В конце наших исследований Анкит и я решили построить что – то, что позволило бы нам создать стартап, иначе мы вынуждены были бы идти на корпоративную работу. Launchpad, дизайн – курс Стэнфорда, фактически разработан так, что участники должны начать своё дело в реальном мире, чтобы пройти его.

Это был последний курс перед выпуском, было весело. Мы уже знали о дизайн – мышлении из предыдущих курсов, в том числе из ряда технических курсов, и то, что мы знали, было интересно. Дизайн – мышление представляло относительно простой фреймворк, который помогал нам думать о том, как создавать продукты. Мы разрабатывали продукты и раньше, но мы не думали тогда о таких вещах, как применение эмпатии к нашим пользователям или разработка прототипов. Этого не хватало».

дизайн-мышление

 

Позже в течение курса, Акшай и Анкит начали перебирать свои идеи на основе коротких циклов испытаний. Они встречались в кафе в Пало – Альто, где и нашли своих будущих пользователей. Там случались маленькие инсайты, которые в дальнейшем сформировали их идею:

 

«Решение сосредоточиться на мобильном приложении для новостей в 2010 году пришло из наблюдения, что подача новостей не претерпела каких – то особых изменений к тому времени. Новости не адаптировались к мобильным. И поскольку мобильные решения всех издателей были очень медленными, за новостями было очень трудно следить. И нам и нашим коллегам было почти болезненно читать новости на мобильных телефонах. Мы почувствовали, что для нас в этом есть возможность. Мы начали наблюдать за людьми, читающими новости в кафе в Пало – Альто.

 

В основном, мы сидели в течение всего дня в кафе и делали пользовательские тесты. И да, мы проектировали для себя. Вот так все и началось. Именно тогда мы поняли, что другие пользователи чувствовали то же самое. Они точно так же были недовольны тем, как им приходилось читать новости на мобильных телефонах.

Затем пришел IPad и люди начали читать новости из различных источников — но ни одно приложение не собирало контент. Конечно, были ридеры для новостей. Они требовали от вас установки RSS-каналов и скучной настройки. Невозможно было просто переключаться между контентом Нью-Йорк Таймс и контентом Уолл Стрит Джорнэл. Большинство ридеров были похожи на почтовый ящик, настолько они были тяжелыми. Мы видели как пользователи RSS-ридеров перегружены контентом. Они просто отмечали все эти тысячи новостных статей как прочитанное в настройках, чтобы получить пустой инбокс. Мы хотели убрать все это. Идея состояла в том, чтобы сделать чтение новостей по – настоящему простым для пользователей. Пульс никогда не покажет вам, сколько новостей вы пропустили. Пульс показывает то, что происходит прямо сейчас. Кроме того, Пульс был одним из первых приложений, которые отображали новости визуально. Мы сосредоточились на визуале, чтобы пользователи могли очень быстро находить много контента.

Команда обнаружила мощь прототипирования во время циклов итераций. Эти прототипы значительно изменялись в ходе того, как идея становилась все более конкретной.

«Во время курса, пока мы сидели в кафе каждый день, мы не показывали макеты наших прототипов сразу же. Сначала мы говорили со случайными посетителями об их потребностях и о том, как они читают новости. Мы продолжали задавать вопросы. Люди часто говорят, чего они хотят. Но то, что им на самом деле нужно, обычно другое. Если бы мы продолжали делать то, что они просили нас сделать, мы бы стали еще одним ридером для Гугл. Вместо этого мы сначала наблюдали как наши участники исследований читают новости на своих IPad. Это была хорошая отправная точка. Далее мы решили показать им бумажные прототипы. Идея состояла в том, чтобы показать несколько прототипов одновременно. Люди всегда будут отдавать предпочтение тому или иному прототипу. Пользователи определенно больше тяготели к визуальным новостям во время наших тестовых сессий. Мы также попробовали много визуализаций, а также различные размеры и различные способы отображения источников. На тот, который используется в приложении прямо сейчас, мы наткнулись во время наших тестов.

 

Поскольку мы хотели проверить взаимодействия и переходы, в какой-то момент во время одной из стадий тестирования мы перешли от бумаги к реальным прототипам. Они позволяют получить больше информации, чем бумага. Мы получали все больше и больше всесторонней обратной связи. Много мелких деталей оказались важными, например, аспект манипуляции. Испытуемый решает, что хочет следить за новостями Нью-Йорк Таймс, и тут же видит, как появляются визуальные эффекты новостей NY Times. Это впечатляло наших тестеров.

дизайн-мышление

 

Качество наших макетов росло с течением времени, претерпевая изменения. Бумага помогла нам быстро протестировать наши основные идеи; следующим уровнем были реальные прототипы, и кодинг. С помощью функционального прототипа под рукой, ещё один, незначительный, казалось бы, аспект стал важным. Играя с прототипом, люди спрашивали, есть ли автономный режим. Это было что–то, о чем мы никогда не думали. Мы спросили их: «Зачем вам нужен автономный режим, когда у вас есть 3G?» И оказалось, что многие люди читают новости в поездах или в автобусах с плохими соединениями. Таким образом, мы поняли, что автономный режим на самом деле очень важен для будущего Пульса.

 

Была также обратная связь, которую мы не реализовывали, потому что это не относилось к большинству наших пользователей. Например, если кто – то говорил: «Я хочу импортировать файлы из других ридеров”, это могло быть очень специфической необходимостью и не становилось целью разработки приложения. Для этого мы одновременно собирали данные от наших пользователей, чтобы узнать, сколько из них на самом деле требовали определенной функции. Это происходило с первого дня. И это позволяло ясно видеть, что многие люди никогда не хотели интегрировать новости из их Гугл-ридера, например. Клиентам было достаточно  шести функций вместо ста. Мы были заинтересованы в поиске потребностей большинства пользователей нашего продукта, вместо того, чтобы добавлять больше возможностей для небольшого числа опытных пользователей».

 

дизайн-мышление

 

По мере того как продукт становился более конкретным и бизнес масштабировался, процесс развития менялся. По мере возникновения новых проблем становилось все труднее поддерживать принципы, с которых проект начинался. Акшай вспоминает:

 

«В какой-то момент у нас появилось приложение и мы агрегировали результаты тестирований тысяч пользователей. У нас была растущая команда, и становилось все труднее найти время для качественных исследований, например, изучая людей в кафе. Трудность проведения качественных исследований продолжает расти. В настоящее время мы приглашаем пользователей в наши лаборатории, но я до сих пор скучаю по дням в кафе. Мы ничего не платили людям за тестирование наших решений  и получали много честной обратной связи. Это было важно, когда мы были очень малы, и хотели выяснить, есть ли для нас рынок. В какой–то момент, однако, становится все труднее продолжать делать это сырое тестирование в реальных условиях. Я полагаю, что лучшие идеи выходят из сырого тестирования. Но, чем больше становится сам продукт, тем это сложнее. Тогда возникает вопрос: «Как же нам тестировать теперь?

 

Мы по-прежнему работаем по тем же принципам, но сейчас менее структурировано, чем это было в d.school. Тогда это было так: «У вас есть два дня, чтобы выйти и собрать впечатления пользователей. Теперь у вас есть два дня, чтобы создать опытный образец.” Это не работает в компании. Я не уверен, имеет ли смысл отправлять всех интервьюировать пользователей. В связи с этим я даже не знаю, с чего начать. Есть серьёзные вопросы, на которые необходимо получить ответы».

 

Обратная связь